Санкционный режим не работает — доказали Дерипаска, Ротенберги Избранное

22.09.2020 12:44 Экономика

Международный консорциум журналистов-расследователей опубликовал данные о транзакциях на 2 трлн долларов, которые признаны подозрительными и информация о которых была направлена властям США в период с 2000 по 2017 год. В секретных файлах FinCEN (финразведка американского минфина) упоминаются ряд известных российских бизнесменов, в том числе Олег Дерипаска, Алишер Усманов, Аркадий и Борис Ротенберги, Сулейман Керимов, Алексей Мордашов...

Последствия этой публикации для финансовых организаций уже наступили: акции Barclays и Deutsche Bank, через которые, как полагают расследователи, отмывались деньги и осуществлялись сделки лицами из санкционных списков, пошли вниз на негативных новостях. 

А вот российским олигархам бояться нечего, считают опрошенные «Компанией» эксперты.

Расследование — ретроспективный анализ, и все его герои уже известны — это либо политически значимые лица, либо их родственники и бизнес-партнеры, подчеркивает Илья Шуманов, заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл» в России:

«Часть этой информации, которая сейчас подается, уже была известна. Скандалы с МТС, Олегом Дерипаской, Сергеем Ролдугиным уже прогремели некоторое время назад. Сейчас нам немного приоткрыли занавес над банковскими механизмами — рассказали о получателях, объеме средств и факторах, которые позволили отнести сделку к числу подозрительных.

Последствия этого расследования затронут не упомянутых лиц или коммерческие структуры, а финансовые институты.

Утечка данных Suspicious Activity Report — это история про глобальную банковскую систему, которая в ее нынешнем виде позволяет игнорировать требования, связанные с дополнительной проверкой в отношении подозрительных лиц или транзакций, тем самым обогащая банкиров и имитируя корректную систему работы.

Как мы видим на примере значительного числа операций, банки-корреспонденты направляли сообщения о подозрительных транзакциях, не принимая должных мер по их проверке или блокировке. Фактически они использовали Suspicious Activity Report как индульгенцию: галочку поставили, а дальше — ответственность регулятора. На самом деле это не так должно было работать, и на глобальном уровне история не может остаться без внимания. Financial Action Task Force (глобальный консорциум антиотмывочных регуляторов) будет большее внимание уделять фактическому, а не формальному исполнению Suspicious Activity Report.

Кроме этого, будет виток новых проверок или расследований в отношении банков, которые игнорировали требования по противодействию отмыванию средств и использовали дыры в законодательстве для осуществления операций. Кстати, часть банков, фигурирующих в списке, уже лишились лицензий, в том числе за отмывание денежных средств.

В российской части расследования два "ярких пятна" — Олег Дерипаска и братья Ротенберги. Эти лица выставляют на фронт, потому что они находятся в санкционных списках в США и любые операции с ними в принципе запрещены».

Репутационных рисков для фигурантов расследования не будет, так как у них нет репутации, считает экономист Никита Кричевский:

«Не вижу ничего сенсационного в расследовании; суммы указаны копеечные. В нем говорят о подозрительных транзакциях, но что значит "подозрительные", никто не объясняет. В России каждый день таких подозрительных транзакций проходит миллион — все, что на сумму свыше 600 тыс. руб. Банки, как и положено, сообщают в Росфинмониторинг, а Росфинмониторинг футболит эти сообщения в мусорную корзину.

Кроме того, история показывает, что санкционный режим не работает. Он с самого начала был обречен, потому что сегодня развитие финансовых технологий таково, что обойти эти ограничения не составляет никакого труда — барьеры были актуальны лет 50–30 назад.

Экономических последствий для лиц и компаний, упомянутых в расследовании, не будет, а репутационные риски им не страшны: эти люди с самого начала понимали, что происхождение их капиталов нелегитимно, поэтому репутации у них не было и нет», — говорит экономист.

Утечка информации — это предупреждение российским элитам, считает директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин:

«Во-первых, это было сделано, чтобы не было попыток повлиять на президентскую кампанию в США, так как есть опасения, что российские бизнесмены могут вбросить компромат против демократов, чтобы помочь Трампу.

Во-вторых, они намекают: "Ребята, ваши действия, которые вы считали анонимными, у нас под прицелом". Чтобы было известно, что засвечена вся российская элита — и Мордашов, и Ротенберги, и лица, которые считаются наиболее близкими к Владимиру Путину, — вроде Чемезова. Чтобы было ясно, что колпак это тотальный и не касается отдельных элементов и групп.

Санкции и так создают российской элите серьезный дискомфорт: раньше ее представители входили на международный рынок с парадного входа, но сейчас вынуждены пользоваться черным крыльцом. "Слив" информации демонстрирует, что этот вариант тоже под прицелом. Если представить всю эту кампанию в качестве матрешки, то официальные санкции были большой матрешкой, а внутри еще одна матрешка, которая уже касается черных ходов российской элиты на Западе.

Почему российские бизнесмены выводят деньги? У российской элиты нет того, что есть у их западных коллег, — стратегии выхода. Например, когда в США власть теряют республиканцы, то демократы их в тюрьму не сажают и собственность у них не отбирают. Они из страны ничего не вывозят, для них США — тихая гавань. Российская элита прекрасно понимает: перестанет существовать путинский режим, их здесь по максимуму разденут. Неважно, кто на его место придет. Они не связывают свое будущее со страной. Раньше они связывали свое будущее с политическим режимом. Но он в России персоналистский, а поэтому он не вечен. Поэтому они изобретают перестраховочный механизм. Им нужно здесь заработать, а жить — там».

Управляющий директор инвестиционной компании «Московские партнеры» Евгений Коган считает, что не нужно относиться к новости о подозрительных транзакциях слишком серьезно:

«Каждая третья операция на Западе признаётся подозрительной. Сегодня любую самую безопасную транзакцию можно признать таковой.

Когда американцы говорят, что они обнаружили подозрительную транзакцию, это просто означает, что были какие-то транзакции, но насколько они подозрительные — сразу точно определить сложно. Серьезно я бы не стал к этому относиться. Существует специальная база подозрительных сделок. Но это ничего не означает.

Может ли эта информация повлиять на упомянутые в расследовании компании? Конечно: деньги любят тишину и спокойствие, и, когда начинается какой-то "шорох", могут возникнуть проблемы — это особенности фондового рынка.

Ведь на самой транзакции не написано: "Дерипаска". Это только подозрения. Если есть подозрительные сделки, их просто блокируют. В такой ситуации запрашивается дополнительная информация, и, чаще всего, ее предоставляют. После этого платежи проходят. В 99 % случаев при подозрительных транзакциях просто что-то вызывает сомнения у какого-то отдельно взятого банкира».

Важнее всего выяснить, нарушают ли названные транзакции антиотмывочное законодательство, считает старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков:

«Я уверен, что будет проводиться официальная проверка опубликованной информации. Этим занимается OFAC — Управление по контролю за иностранными активами, которое находится при Министерстве финансов США. Если журналисты это нашли, то явно, что у этой организации соответствующие документы были, и это, скорее всего, свидетельствует о том, что санкционных нарушений не существовало. Вопрос в том, насколько эти транзакции нарушают и нарушают ли антиотмывочное законодательство, потому что сейчас этот вопрос в Европе очень жестко стоит. На Кипре даже из-за этого отбирают "золотые паспорта", если уличают в том, что те деньги, которые были инвестированы в страну в обмен на гражданство или вид на жительство, были украдены или имеют какое-то черное или серое происхождение.

Последствия могут коснуться тех, кто имеет отношение к российским бизнесменам, а не самих бизнесменов, потому что они и так находятся под санкциями: что-то дополнительно им предъявить невозможно, потому что их счета в американских банках и так заморожены. Дополнительный момент: если пойдет расследование и выяснится, что, например, от лица Ротенбергов действуют их дети или какие-то их знакомые, тогда эти компании и персоналии тоже будут внесены в черные списки.

Фигурирующие в списке компании на какое-то время могут посчитать токсичными, и они потеряют какие-то средства. Логика такая: "Давайте от греха подальше продадим акции этой компании, потому что она где-то там фигурирует". Виновата она или нет, это уже вопрос второй».

Tags

Никита Кричевский Yoola WeWay Coinsbit аферист Евгения Альбац Роман Анин Роман Шлейнов Александр Ионов Маргарита Симонян Константин Эрнст Дмитрий Шувалов Джон Кёртис Том Малиновски Антон Германович Силуанов Максим Ликсутов Святослав Петрушко Олег Кедровский Кирилл Сыров ингавирин Зинаида Рейхарт Елена Малышева Дмитрий Шульженко Дмитрий Рейхарт Владимир Нестерук Антон Стрекалов Алексей Романов Bitcoin Ultimatum Тимур Губайдулин Сергей Майзус Кирилл Бурлаков Денис Бурлаков RBK money Флоридан Ольхович Евгений Александрович Антон Алиханов Nikolai Udianskyi Удянский Николай Александрович Natura Siberica Сергей Буйлов Вихарев Григорий Андреевич Фадеев Макс Олег Шелягов Оганов Сергей Христофоров Дмитрий Мусинский Николай Лопырев Геннадий Шмайсер СБУ Украины Пивоваркин Вячеслав Герман Борис Цымбалюк Алексей Бабченко Аркадий Леонтьев Михаил Небоскреб инвест Ювелирный дом \"Яшма\" Петренко Константин Мартиросян Роберт Верховодов Феликс Нагорная Элада Сорокин Олег Trellas Группа Solvers Группа \"Онэксим\" Разумов Дмитрий Малис Олег Ноготков Максим Кудрин Алексей Голикова Татьяна РТ-Инвест

Досье

"Глупые люди страдают от компромата, а умные с ним работают." Тина Канделаки

На верх