Pandora papers и шлейф от «Списка Навального» Избранное

08.10.2021 08:29 Версии

Главный выгодополучатель от попадания в санкционный список и не попадания в публикации на основе новых утечек данных об офшорах - Игорь Сечин. Подготовлено по материалам публикаций СМИ и Телеграм.


Расследования российских журналистов в рамках разбора документов из «Досье Пандоры» наполовину состоят из целей, которые наверняка порадовали главу «Роснефти» Игоря Сечина. Трудно поверить, что среди трех терабайт материалов, содержащих 12 млн документов, не нашлось ни одной «бумажки», посвященной самому Игорю Ивановичу, чьи близкие и партнеры по бизнесу ранее неизменно становились героями утечек и расследований их деятельности в офшорах.

Принципиальное же отличие нынешнего скандала Pandora papers от крупнейших предыдущих Panama papers и Paradise papers заключается в том, что раньше сами источники - весь массив документов - выкладывались в открытом доступе. На этот раз нам предлагают продукт селекции, проведенной узким кругом журналистов. Таким образом, о российской части досье - о тех, кто в нем представлены - мы знаем только то, чем с нами решили поделиться российские журналисты-участники проекта. И нам, увы, неизвестно, о чем они умолчали и почему.

Еще одно интересное наблюдение, промелькнувшее в российских СМИ, связано с тем, что незадолго до обнародования материалов из «Архива Пандоры» Конгресс США принял и передал президенту Байдену так называемый «Список Навального», куда были внесены 35 россиян, в отношении которых США применяют санкции. Публикации, по крайней мере, в российском сегменте медиа выглядят так, будто реакция на список 35-ти и последующие разоблачения Пандоры связаны общей драматургией. И имя Сечина здесь присутствует (как в санкционном списке) и даже отсутствует (как в Pandora papers) весьма многозначительно.

Наша справка:
Конгрессмены Том Малиновски (демократ) и Джон Кёртис (республиканец) внесли в Палату Представителей законопроект о введении санкций в соответствии с Global Magnitsky Act в отношении 35 российских «клептократов и нарушителей прав человека». За основу списка были взяты рекомендации команды Навального. Среди основных фигурантов выделим Романа Абрамовича, Андрея Костина, Дмитрия Шувалова, Алексея Миллера, Игоря Сечина, Константина Эрнста и Маргариту Симонян.


Российские публикации о санкциях в отношении 35-ти россиян поначалу были исключительно информационными. В программе Соловьева, вероятно отрабатывая установку администрации, поговорили о попытке расколоть элиту государства.

Но именно идею борьбы с внутренним врагом подхватили СМИ из пула «Роснефти». Отметив для начала, что часть российской элиты вообще в списке отсутствует - нет Грефа, Набиуллиной, Силуанова, Кудрина, Белоусова, Чубайса и др., эксперты «Роснефти» сформулировали тезис о «пятой колонне» в окружении президента.

Больше других постарался Делягин, включившись с полоборота в отработку полученного депутатского мандата в

«Аргументах Недели». Материалы типа «Свои пацаны на Западе» силами пиарщиков «Роснефти» расползлись даже по отдаленным уголкам рунета.


Такая синхронность несомненно подтверждает, что за кампанией стоит сам Игорь Иванович, кстати, также попавший в список. А задачи, поставленные Вашингтоном списком 35-ти, ловко использованы и поддержаны Сечиным. Всем известно, что у него давно на мушке есть свои поставленные цели, имена неугодных противников всем известны. Сейчас как раз появился еще один повод, чтобы открыть по живым мишеням пальбу.

Этот троллинг «либералов», не попавших в санкционный список, от одного из участников списка выглядел бы неуместным, если бы вскоре кое-кто из них не всплыл в «бумагах Пандоры». Появление там Германа Грефа можно считать неожиданным - он, в общем-то, никогда не был интересным объектом расследований для Запада. Однако, судя по активности связанных контрактными обязательствами с «Роснефтью» медиа, предшествовавшей раскрытию информации о трастовых фондах и офшорах семьи Грефа, неожиданностью это было не для всех.

Такое впечатление, что Игорь Иванович был в курсе готовящихся публикаций в рамках Пандоры и фактически предвосхитил их силами своих, наверняка недоумевающих, пиарщиков этой насмешливой информкампанией: «почему Греф не попал в список»? И вот тут самое время пристально присмотреться к тем, кто, собственно, с российской стороны отбирал материалы для публикации русского сегмента Pandora papers. Тем более, что, изрядно поиздевавшись в медиа над «либералами» по поводу их попадания-непопадания в список 35-ти Конгресса США, Игорь Иванович не без его известной зловещей улыбки наслаждается «беспокойствами», под брендом Pandora papers доставленными его «любимым» оппонентам уже из числа «силовиков», давнему - главе «Транснефти» Николаю Токареву и относительно новому, но не менее «любимому» главе «Ростеха» Сергею Чемезову. Оба они разделили участь «либерала» Грефа, стали героями публикаций, чем чрезвычайно порадовали Игоря Ивановича.

К слову, для Германа Оскаровича этот скандал, похоже, не прошел бесследно. В среду он с предварительным диагнозом инфаркт и гипертонический криз был экстренно госпитализирован.

И тут самое время присмотреться к тому, чьими руками был проведен отбор кандидатов для российских публикаций. Тем более, на волне всеобщего хайпа на свет божий опять выполз небезызвестный провокатор и доносчик Александр Ионов, распространивший заявление о подготовке обращения в прокуратуру с требованием признать “нежелательной организацией” Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ), опубликовавший «архив Пандоры».

Ионов утверждает, что слив организован спецслужбами США и поддержан деньгами Сороса, а значит, журналисты, пишущие по его мотивам, это иноагенты. Со списками журналистов (в отличие от списков собственников офшоров) можно ознакомиться на сайте ICIJ. От России к чтению могли быть допущены трое – Роман Шлейнов, Роман Анин и Евгения Альбац. Последняя вообще не про финансовые схемы, а про права человека, Анин, как весьма справедливо пишет «Суть событий», скорее менеджер Шлейнова, занимающийся сбором денег. Таким образом, от России выступал фактически один журналист Шлейнов. Он-то и решал, о ком писать...

Больше всего от Шлейнова досталось Константину Эрнсту. Далее по убыванию: на втором месте Чемезов с падчерицей, на третьем Токарев с бывшим зятем.

Если нелюбовь Шлейнова к Эрнсту - это профессиональное, все-таки оба, хоть и на разных уровнях, работают в медиа, то выбор двух «силовиков» от бизнеса имеет несколько иную природу. За разоблачение успешного «пропагандиста» Эрнста, почти коллеги, Шлейнов получит лучи славы от журналистского сообщества, раскол в котором очень четко очерчен. А вот старые песни о Чемезове и Токареве почти не несут новой информации, на сенсации не претендуют и новой славы г-ну Шлейнову не добавят. Так зачем же они здесь?

Ответ, очевидно, лежит в плоскости, где встречаются намеки на то, что Игорь Сечин мог быть в курсе готовящихся публикаций. И если он был в курсе, то, может, он даже помогал с выбором? На первый взгляд, это кажется абсурдом. У Сечина со Шлейновым очень долгая история взаимоотношений, в которых ранее не было места сотрудничеству. Разоблачения, связанные с офшорами бывшей жены Сечина в 2017 году (Pardise papers), сомнения высказанные в связи с победными реляциями Сечина о том, что «Роснефть» стала единственной прибыльной компанией в 2020, судебные иски к изданиям, публикующим материалы Шлейнова, и к нему как к автору.

Поверить в начало нового этапа во взаимоотношениях Шлейнова и Сечина так же трудно, как поверить в случайность избранных для публикаций под грифом Pandora papers материалов. Возможно, это первый шаг в рамках пока неформального (иски, содержащие материальные претензии к журналисту, никто пока не отменял) «примирения» между олигархом и независимым журналистом. Возможно, Сечин дает Шлейнову спасительную соломинку – без последствий для себя продолжать оставаться крутым независимым журналистом-исследователем, и просто чуть более избирательно подходить к выбору целей своих расследований.

Аналитики задаются вопросом, что, может, прав Ионов, говоря о спецслужбах США, как об источнике слива документов, ведь про американских политиков нигде ни слова? Возразить на это можно тем, что о Сечине и его окружении тоже нет ни слова, а сами документы нам не показывают. Так, может, Шлейнов не иноагент, а всего лишь агент «Роснефти»? Оснований для такого рода выводов более чем достаточно.

Другие материалы в этой категории: Радионова плюс Потанин минус Путин »

Tags

Никита Кричевский Yoola WeWay Coinsbit аферист Евгения Альбац Роман Анин Роман Шлейнов Александр Ионов Маргарита Симонян Константин Эрнст Дмитрий Шувалов Джон Кёртис Том Малиновски Антон Германович Силуанов Максим Ликсутов Святослав Петрушко Олег Кедровский Кирилл Сыров ингавирин Зинаида Рейхарт Елена Малышева Дмитрий Шульженко Дмитрий Рейхарт Владимир Нестерук Антон Стрекалов Алексей Романов Bitcoin Ultimatum Тимур Губайдулин Сергей Майзус Кирилл Бурлаков Денис Бурлаков RBK money Флоридан Ольхович Евгений Александрович Антон Алиханов Nikolai Udianskyi Удянский Николай Александрович Natura Siberica Сергей Буйлов Вихарев Григорий Андреевич Фадеев Макс Олег Шелягов Оганов Сергей Христофоров Дмитрий Мусинский Николай Лопырев Геннадий Шмайсер СБУ Украины Пивоваркин Вячеслав Герман Борис Цымбалюк Алексей Бабченко Аркадий Леонтьев Михаил Небоскреб инвест Ювелирный дом \"Яшма\" Петренко Константин Мартиросян Роберт Верховодов Феликс Нагорная Элада Сорокин Олег Trellas Группа Solvers Группа \"Онэксим\" Разумов Дмитрий Малис Олег Ноготков Максим Кудрин Алексей Голикова Татьяна РТ-Инвест

Досье

"Глупые люди страдают от компромата, а умные с ним работают." Тина Канделаки

На верх